02.08.2018

100 лет с начала интервенции в Архангельске. Большое интервью с В.И. Голдиным

100 лет с начала интервенции в Архангельске. Большое интервью с В.И. Голдиным
Ровно 100 лет назад, 2 августа 1918 года в Архангельске высадился первый десант интервентов. В ночь с 1 на 2 августа в столице поморья представители белого движения, под руководством английских и французских агентов, осуществили переворот и отдали север на откуп иностранным захватчикам. О причинах интервенции и ущербе, который она нанесла мы поговорили с доктором исторических наук Владиславом Ивановичем Голдиным.

— Владислав Иванович, с чего началась интервенция? Как англичане вообще оказались на Русском Севере, в Архангельске в частности?

— Основной мотив, который тогда звучал в документах Антанты — это военно-стратегические интересы, связанные с Первой мировой войной. Не дать немцам и белофиннам вторгнуться на север, где были большие союзнические склады. Т.е. формальная причина ввода войск — это охрана складов, которые по факту большевиками уже были эвакуированы.

Поэтому за военно-стратегическими мотивами идут определенные политические цели. Потому что сверхзадача, которая вытекала из интервенции — это вернуть восточный фронт, вернуть Россию в войну. Ведь Россия оттягивала до 40% войск. Но что такое «вернуть Россию в войну», когда люди в массе своей воевать не хотели? И два миллиона дезертиров уже к осени 1917 тому подтверждение. Это означает, что если какое-то Правительство примет решение возобновить войну, то оно тут же падет, потому что люди воевать не хотели.

Поэтому уже к июлю 1918 года, когда Мурманск был фактически занят англичанами и готовилась интервенция в Архангельске, главными становятся следующие мотивы оккупации — это неприязнь к большевикам. Ведь до поры до времени представители Антанты пытались добиться от Советского Правительства официального приглашения союзных войск для восстановления восточного фронта. Но договориться не получилось, значит, такое правительство Антанте не нужно.

Далее, конечно, были и геополитические интересы. Наш регион благодаря и ресурсам и географическому расположению был важным стратегическим пунктом. И здесь геополитические интересы тесно переплетаются с экономическими. Дело в том, что одних лесных ресурсов было достаточно, по мнению англичан, чтобы отбить все долги России по Первой мировой войне. Не говоря уже обо всем остальном.

0_9a3aa_8070c195_orig.jpg 
Английские солдаты


— Понятно, что лес, наверное, основное богатство Русского севера, особенно в те времена. А какие еще материальные ценности, природно-сырьевые ресурсы интересовали англичан на севере?

— В первую очередь, конечно, лес и лесоматериалы. Во-вторых, северные порты, Архангельск в частности, были пунктами переправки товаров из России на запад, таких как, например,  меха и лен. Стоит упомянуть продукцию рыбных и звериных промыслов. Также смола, скипидар, разная бакалея, скобяные изделия. Практически все, что можно было вывезти, — вывозили.

— А англичане их союзники просто забирали себе все эти ресурсы или они строили некую ширму законности для своих действий?

— Конечно, были запущены несколько схем, по которым продукция вывозилась. В первую очередь это концессии, которые могли заключать и на очень большие сроки, на десятки лет. Тем более, что уже тогда районы Коми считались перспективными в плане добычи нефти. Поэтому и англичане, и французы, и американцы активно этот вопрос прорабатывали. Не забывая заниматься вывозом леса, естественно.

Плюс некоторое время, когда область уже была занята Антантой, поставки в порт Архангельска продолжались. И союзники очень активно боролись друг с другом за эти товары, поступающие на склады. 

Тут надо учитывать, что фактически порт был в руках интервентов, таможня со стороны нового белого правительства была формальной и мало что могла сделать. Поэтому товары просто вывозились якобы в счет огромных долгов России. Но четко это не фиксировалось, старались многое вывезти без документов. Поэтому так трудно было позже посчитать ущерб, который был нанесен.

Одна из шикарных схем — это выпуск так называемых северных рублей. У нового антибольшевистского правительства на севере денег не было и англичане под залог наших лесов стали в банке Англии печатать эти северные рубли. Пытались их сделать твердой валютой, но начали возмущаться союзники англичан, потому что понятно, кто это все контролировал и имел выгоду.

original1.jpg 
Концлагерь на о. Мудьюг


— Кто подсчитал убытки, нанесенные нам интервентами? И как это удалось сделать, если многое вывозилось практически тайно?

— Советское правительство готовилось к Генуэзской конференции 1922 года. На повестке дня стоял экономический расчет по итогам Первой мировой войны. Нам Антанта предъявляла российские долги за войну. Мы в ответ должны были предоставить размеры того ущерба, который нанесли нам интервенты.
Поэтому для подсчета подключили всех кого можно: экономистов, таможенников, местных хозяйственников. Работала специальная комиссия по выяснению ущерба.

В начале 20-х годов было создано «Всесоюзное общество содействия жертвам интервенции» для подсчета ущерба среди населения. Ну, допустим, сгорел у крестьянской семьи дом в результате бомбардировок интервентов. В итоге на 1 июля 1927 поступило 17 000 претензий. В результате по этим данным Архангельская губерния заняла третье место в стране по экономическому ущербу.

Один из ведущих экономистов того времени Николай Любимов в частности занимался этим вопросом и в 1924 выпустил книгу, в которой приводились его расчеты.

И по итогам этих расчетов и Генуэзской конференции получилась цифра ущерба, нанесенного интервентами на севере в 649 400 000 золотых рублей. Потом эти подсчеты продолжились, и уже в 50-е годы ущерб оценивался  в 953 000 000 золотых рублей, только по северу.

Учитывался ущерб по многим категориям. Например, сколько вывезено разных товаров, сколько уничтожено пожарами, сколько угнано скота и расхищено имущества, ущерб от эксплуатации лесопильных заводов, уничтожение и порча судов, тем более что многие из них просто угнали, разрушение дорог, мостов, паромных переправ, разрушение железной дороги и т.д.

Так же были подсчитаны и другие злодеяния. Например, была выпущена брошюра Буханова, где приводились такие цифры, что за годы оккупации были ранены, получили увечья 29 231 человек, избиты 112 205, изнасилованы 3116, заражены болезнями 51 000, ограблено 54 917. Эти цифры, конечно, приводятся без конкретных ссылок, поэтому проверить их очень трудно.

русские пленные на острове Березник.jpg 
Русские пленные


— Английское правительство когда-либо признавало этот ущерб? И был ли этот ущерб как-то компенсирован?

— Был разговор слепого с глухим. Потому что англичане всегда в ответ выставляли свои счета. Это, например, долги царской России. Далее поставки в годы Первой мировой войны. Они считали, сколько они потратили на обеспечение своих войск на севере. Ведь они утверждали, что защищают нас от немцев.

И самое интересное, что счет выставлялся даже за то оружие, которое поставлялось белым для борьбы с большевиками!

Считается, что союзники безвозмездно помогали белым. Ни в коем случае. Англичане все считали и с самого начала настаивали, что все им должно быть компенсировано товарами или валютой.

Более того, они на этом старались заработать. К примеру, после того, как закончилась Первая мировая война, английские склады просто ломились от оружия. И Черчилль откровенно говорил, что зачем тратить огромные деньги на охрану этого оружия, лучше отправить его в Россию! И заодно потребовать за это вооружение деньги с различных белых правительств. Более того, сюда на север было отправлено даже химическое оружие, которое здесь использовалось, 1500 химических бомб.

Понятно, что белые правительства не могли расплатиться, поэтому все это записывалось в общий долг России, и потом этот счет выставлялся советскому правительству.

0_86146_92673ae5_XLКрасноармеец, убитый во время перестрелки с американским патрулем.jpg 
Красноармеец, убитый во время перестрелки с американским патрулем


— А на что они рассчитывали? Разве они не понимали, что советское правительство не станет оплачивать счета белых?

— Здесь все не так просто. Положение в России было тяжелое, и англичане считали, что все равно нужно выстраивать нормальные экономические отношения, элементарно восстановить внешнюю торговлю. А для этого надо снять внешние барьеры. Достигнуть некого компромисса в отношении взаимных долгов.

— В конечном итоге хоть одна из сторон признала долги?

— Ничего. Более того, эта тема осложнилась после второй мировой войны, по вопросу расчета по ленд-лизу и по репарациям. И вновь она всплыла в начале 90-х годов. Когда Ельцин, говорил, что, дескать, «Запад нам поможет», специалисты вспоминали про множество неразрешенных экономических вопросов с западом. Но ничем эти разговоры не закончились.

1486628207_il.1.jpg 
Американские солдаты


— Какие перспективы имеются сегодня и в ближайшем будущем разрешить эти взаимные экономические претензии?

— Я думаю, что на это нет шансов. В ближайшие годы совершенно точно. Особенно в нынешней ситуации конфронтации. Даже если отношения нормализуются, то в столь давних делах никто серьезно разбираться не будет. Вряд ли стороны будут поднимать эту сложную тему.

Беседовал Василий Николаев

Поделиться:

Возврат к списку